Священномученик Владимир (Богоявленский), митрополит Киевский и Галицкий, явился первым иерархом Русской Православной Церкви, принявшим мученическую кончину от безбожников после революции 1917 г. Он был зверски убит группой революционных матросов в январе 1918 г. В течение 74-х лет мощи митрополита почивали в Крестовоздвиженской церкви на Ближних пещерах Киево-Печерской Лавры. В начале 1992 г. в храме было установлено точное место погребения тела священномученика.
Митрополит Владимир был прославлен с сонмом Новомучеников и Исповедников Российских на Архиерейском Соборе РПЦЗ в 1981 году, а впоследствии на Архиерейском Соборе РПЦ МП в 1992 г. В ночь с 26 на 27 июня 1992 г. мощи святителя были перенесены в Дальние лаврские пещеры.
С тех пор, помимо дня памяти святителя, в РПЦ МП совершается празднование в день обретения его мощей. Перед вечерним богослужением 26 июня мощи священномученика переносятся крестным ходом в Свято-Антониево-Феодосиевский храм Лавры, именуемый Трапезным, и остаются здесь до окончания праздничной Литургии 27 июня, после чего, опять же крестным ходом, переносятся назад в Дальние пещеры. Такое же перенесение мощей святого митрополита Владимира в Трапезный храм на время вечернего богослужения и Литургии совершается, если позволяют погодные условия, и в день памяти святителя.

Насельник Киево-Печерской Лавры архимандрит Поликарп:

Когда митрополит Киевский Филарет ушел в раскол, на душе была страшная тягота: хоть уходи в подполье, новые катакомбы. И когда приехал Блаженнейший Митрополит Владимир, то первым делом решили прославить святого священномученика. Об этом поговаривал еще Филарет, но, видно, святой священномученик Владимир не дал ему — находившемуся на пути в раскол — совершить дело обретения святых мощей нечистыми руками.
Обретение мощей решили совершать тайно. Чтобы не начались всякие хождения по санэпидемстанциям. Мы уже примерно знали, когда обретение должно произойти: слухи об этом ходили по Лавре.

В тот вечер я гулял на территории Ближних пещер. Там были и сторожа, и еще некоторые из братии. Было, наверное, часов 9-10 вечера. Потом пришли владыки Онуфрий, Сергий, Алипий, Иоанникий, наместник Лавры архимандрит Питирим — ныне тоже владыка. Накануне они принимали участие во встрече Блаженнейшего владыки Владимира, когда тот приехал в Киев. И вот они зашли в храм и закрыли его. Зная, что в храме архиереи, мы уже туда не дерзали войти и продолжали гулять по площади перед Крестовоздвиженской церковью. Было уже темно, когда вдруг увидели, что над храмом образовалось темно-красное облако. Мы подумали, что это, возможно, зарево от какого-нибудь пожара за Днепром, и поднялись на горку, которая господствовала над церковью. Но оказалось, что это большое облако стоит как раз над центром храма. Лишь впоследствии мне пришла в голову мысль, что это, быть может, знамение Господне. Почти такое же, кстати, как было при обретении в 1091 г. мощей преподобного Феодосия Печерского. Тогда, как свидетельствует «Киево-Печерский Патерик», над Лаврой видели три огненных столпа.
Спустя некоторое время нас пустили в храм. Горело центральное паникадило. Склеп уже был вскрыт. Затем его полностью разломали и подняли мощи на поверхность. Потом мощи аккуратно отделили от всего остального, разложили на специально приготовленном столе, на белой скатерти, промыли и оставили сушиться до утра. Все было закончено около трех часов ночи.
Утром мощи облачили и перенесли в Верхнюю Лавру, где в Трапезном храме совершили Божественную литургию и потом крестным ходом перенесли мощи в Дальние пещеры.
Была у братии такая радость, какая возникает после грозового дождя, пролившегося после невыносимой жары. Ощущалась уверенность, что, несмотря на разразившийся раскол, мы выстоим. Казалось, священномученик встал из гроба и пришел на помощь: ведь он тоже боролся с раскольниками и из-за той же неканонической автокефалии. Более того, он — святой митрополит Киевский Владимир — встал из гроба в тот момент, когда к нам прибыл тезоименитый владыка — Блаженнейший Митрополит Киевский Владимир. И в тот день у нас на трапезе читалась книга «Венок на могилу Высокопреосвященного митрополита Владимира», написанная сразу после погребения священномученика.

Митрополит Черновицкий и Буковинский Онуфрий:

Мощи извлекали из-под земли. Сняли плиты, потом пробивали потолок. Через отверстие спустились в саркофаг и начали искать гроб на ощупь, при свечах. Заметили какие-то шарики на четырех концах гроба. Сначала подумали, что это — для украшения. Потом выяснилось, что гроб перевернут, и то были ножки гроба. Прежде извлекли мощи, а под ними нашли крест, панагию. Когда мощи были извлечены, их промыли. Затем мощи сложили по анатомическому порядку и облачили.