Из святаго евангелия мы слышали, христиане, притчу Господню о богатом человеке, который не знал, куда девать дарованныя ему земные плоды; так много послал ему Господь. И что же делает богач? Вместо того, чтобы избытками своими поделиться с неимущими, бедными, братиями Господними, вместо того, чтобы принесть часть добра в храм Божий, в благодарность ко Господу, Который даровал ему такое обилие благ, он строит новыя кладовыя, собирает в них все свое добро и говорит своей душе: душа! много добра лежит у тебя на многие годы; покойся, ешь, пей, веселись.... Безумный! говорит ему Бог, в сию же ночь душу твою возьмут у тебя; кому же достанется то, что ты заготовил? Так бывает, слушатели, с тем, кто собирает сокровища для себя, а не в Бога богатеет (Лук. 12, 19 - 21).
Кажется эта притча и не относятся к нам, слушатели; между нами нет таких богачей, как упоминаемый в ныне чтенном св. евангелии; мы люди не богатые, иные чуть не нищие. Но, други мои, не тот один не богатеет в Бога, кто пресыщается своими сокровищами, а и тот, кто, при малом своем имении, мало помнит Бога, не заботится о себе, о своих ближних, об улучшении своего состояния, и говорит своей душе: душа! хоть у тебя немного есть, но на сегодня достанет; почивай же, ешь, пей, веселись!... И тот не богатеет в Бога, а прогневляет Царя небеснаго, кто, имея только несколько грошей, говорит себе: и на то можно повеселиться, что есть у меня, идет и пропивает последнее. Еще богачу извинительнее повеселиться, чем небогатому, или бедному; у богатаго достанет и на веселье, и на семью, и на других ближних, бедных; а тому, кто имеет мало, но веселится, или хочет веселиться, и на свое веселье употребляет иногда последнее, тому так гулять, или веселиться совсем неприлично.
И до чего иногда доводит нас веселье? уже не говорю, что оно совсем растроивает состояние, что бедный становится от него еще беднее; очевидно, будешь ли богат, когда прогуливаешь последнее? любящие веселиться это сами хорошо знают; я хочу указать на главное, на душу, которая несравненно дороже всякаго состояния. Что приобретает себе душа того, который готов веселиться каждый Божий день?... Увы его душе! О тех, которые предаются веселию до безчувствия, говорить нечего; те уподобляются часто скотам несмысленным, ибо иногда сами не знают, что говорят и что делают, и Боже мой! чего-то не скажет, чего не готов сделать в такия минуты человек! Где мысль о Боге, о служении Ему, Создателю небесному, о любви к Нему всем сердцем, всею душею, всем разумением (Матф. 22, 37), всем существом нашим? Какое тут служение Богу в безчувствии? тут служение своему чреву, тут служение только бесу. Но и тот, кто думает в меру и благородно повеселиться, как часто, из за пристрастия к веселью, забывает благородство, забывает, что он должен делать для Бога и для ближняго! Празднословие, смех неподобный, невоздержание, иногда нарушение св. поста, обыкновенные грехи любящаго попить, поесть, повеселиться. У преданнаго веселью и ум бывает разсеян; пост и молитва, это жизнь нашей души, эта святая беседа наша с нашим Царем небесным, бывает разсеяна и оскорбительна для Господа. Разсеянный дома ли на молитве, в храме ли Божием, блуждает мыслями далеко от храма Божия и от Бога. Словом, преданный веселью, едвали что и может делать для спасения своей души, потому что нам велено со страхом и трепетом совершать свое спасение (Филип. 2, 12), а не веселясь плотски, и как сам Спаситель возвещает горе смеющимся ныне (Лук. 6, 25).
Други мои, умоляю вас, ради Бога не будем преданы этому мирскому, пагубному для нас веселью; не для того нам дана жизнь, чтобы только пить, есть, да веселиться, а для того, чтобы добрыми, святыми делами заслужить будущую, блаженную жизнь на небе; никогда этого не забудем. Побережемся, чтобы Господь не позвал нас к Себе на суд вовсе неготовыми... Убоимся, чтобы нам не услышать тот грозный голос Господа Бога, какой услышал богач: безумный! в сию ночь душу твою возьмут у тебя; а что ты приготовил для будущей жизни? Господи! помилуй нас. Аминь.
1885г.