За это время ими много сделано полезного; так, ими конфисковано у греческих монастырей и келлий всё оружие, хранившееся с последней балканской войны 1912 года. Этим оружием всегда могли воспользоваться дезертиры солунского фронта во вред русского населения Афона. Один отряд таких беглецов уже шёл к Афону, но был разбит французами у перешейка. Все неблагонамеренные люди (как монахи, так и миряне), так или иначе сочувствующие немцам, были удалены в Солунь; причём иноки (греки) были водворены на остров Митилини. Прекращена по ночам подозрительная сигнализация опять–таки греческих монахов. Прежний германофильский состав Кинота заменён другими членами. Когда греки увидали, что союзники с ними шутить не будут, тогда стали смиряться, выражать свои симпатии союзникам и пошли на некоторые уступки впользу русских иноков. Между прочим, по настоянию начальника русского отряда дали Андреевскому скиту место на берегу моря для постройки арсаны. К сожалению, не все русские обители воспользовались благоприятным случаем. Некоторые, например, Ильинский скит, отказались (из страха) заявить своему монастырю (Пантократору) какие–либо требования, хотя подобно Андреевскому крайне нуждались в арсане и прочем. Для нужд Солунского фронта французами предпринята была обширная рубка леса на территории Пантелеимонова монастыря и некоторых греческих (Ксенофонт, Ксиропотам) обителей. С занятием солдатами болгарского Зографа и греческого Ватопеда немецкие подводные лодки лишились на Афоне удобной базы. Вообще пребывание франко–русского отряда надолго оставит память среди греко–русского иночества Святой Горы.


Нельзя умолчать о поразительном рассказе одного русского солдата нашему иноку о. Клименту. Этот солдатик–унтер–офицер N находился со своими товарищами в греческом Пантократорском монастыре. Накануне праздника святых апостолов Петра и Павла он стоял в обительском соборе бдение. Помолившись до «Свете тихий», он пошёл в свой номер немного отдохнуть. «Только я прилёг, — рассказывает он, — и погрузился в лёгкую дремоту, как мне представилось, что в комнату вошла некая жена и,обратясь ко мне, сказала: «Вам надо собираться в другое место». Я отвечаю, что мы сюда присланы охранять монастыри и ехать в другое место нам незачем. Тогда она сказала: «На вас здесь многие скорбят, здесь без вас управит и охранит игуменья, а вы отправитесь в иное место». Я хотел спросить ещё о России, но видение также незаметно скрылось, как и появилось. Когда я рассказал товарищам виденное, те только посмеялись. Я бы и сам не придал этому большого значения, если бы предсказанное не сбылось на деле. В день праздника нами был получен приказ немедленно ехать в Андреевский скит, где мы узнали о предстоящем отъезде всего отряда в Солунь. И так от сего дня Сама Игуменья будет охранять Свой жребий!»

source : archiepiskopia.be/content/biblio/ru/AfonArhivXXvek.pdf (p. 55)