Мертвый, поднявшись, сел и стал говорить;

и отдал его Иисус матери его

(Лк. 7, 15).

    Рассказанное в нынешнем Евангелии чудо воскресения сына Наинской вдовы есть прообраз того великого чуда, которое имеет сотворить Иисус при конце мира. Как этого юношу Господь возродил к жизни Своим всесильным словом, так и в тот последний день все люди, которые когда-либо жили на земле, будут воскрешены: одни — для вечной жизни, а другие — для вечных мук, смотря по тому, какую они вели жизнь на земле, благочестивую или нечестивую. Ни одна из истин нашего православного христианского вероучения не подвергалась и не подвергается так часто сомнениям и отрицанию, как эта истина о воскресении наших тел. Еще недавно пришлось мне беседовать об этом предмете с одним из образованных членов нашей Церкви, который, признаваясь в таковом сомнении, просил меня объяснить это с церковной кафедры, что я сейчас и исполняю.
    Сомневаться в будущем воскресении мы тогда только имели бы право, если бы могли доказать, что Бог или не в силах, или не хочет совершить этого чуда. Но ни того, ни другого доказать никто не может.
    Конечно, после смерти с телом нашим произойдет великая перемена. Оно превратится в персть, и в конце концов от него больше ничего не останется, как один прах, который смешается с землей. Но отсюда отнюдь не следует, что Бог Всемогущий не может этот прах снова собрать и оживить. Если Он из ничего мог вызвать к бытию целый мир, а с ним и человеческое тело, то почему Он не может рассеянный прах нашего тела снова собрать и облечь в форму человеческого организма и снова вдохнуть в него жизнь? Ужели может недоставать такой силы у Того, Который, по свидетельству истории, так часто совершал это, Который действительно многих воскресил из мертвых? Не Он ли пробудил от вечного сна, по молитве слуги своего Илии, сына вдовы Сарептской? Не Он ли возвратил к жизни того мертвеца, который брошен был в гроб пророка Елисея и ожил, как только коснулся костей этого пророка? Не Он ли душу дочери Иаира воззвал из загробной жизни и снова соединил ее с умершим было телом? Не Он ли обрадовал вдову Наинскую, о коей повествует нынешнее Евангелие, воскрешением ее сына и сестер Лазаря воскрешением последнего в то время, когда он уже начал разлагаться? Не Им ли воскрешены Евтихий юноша (Деян. 20, 9-12), Тавифа (Деян. 9, 40) и другие? Не творил ли Он подобных чудес ежедневно в царстве природы? Взгляните на деревья, растения и плоды. Как всем нам известно, они произрастают из одного семенного зерна. Но как произрастают? Сначала это зерно сеется в землю и там разлагается, умирает, и из этого умершего зерна развивается затем новое растение, новый плод. Если же Бог имеет силу производить из разложившегося семени столь чудные, разнообразные растения и плоды, то почему не может Он и из нашего умершего тела произвести прекрасное и, как говорит Апостол (1 Кор. 15, 36-44), бессмертное, нетленное тело?
    Следовательно, у Бога никто не может отрицать силу пробудить наши тела; таковое воскрешение вполне отвечает и Его мудрости и справедливости. В самом деле, не служит ли тело, так сказать, орудием, посредством которого душа осуществляет свои дела и намерения? Что делает она на земле доброго, при чем тело не являлось бы ее верным помощником и участником? Хочет ли она заняться рассмотрением сотворенного, чтобы чрез это зажечь в себе огонь любви и благодарности к всемогущему и всеблагому Творцу, то здесь орудием ее бывают глаза, которыми она воспринимает впечатления от этих поучительных предметов. Хочет ли сделать шаг вперед в учении о божественном домостроительстве и усовершенствоваться в познании истин христианского вероучения и нравственности, то этого достигает она не иначе, как посредством ушей, которые служат орудием для восприятия этих уроков. Хочет ли защитить религию от нападающих на нее насмешников и клеветников, взять под свое покровительство задеваемую честь ближнего, вступиться за угнетаемых со стороны сильных, наставить несведущих или заблуждающихся, исправить порочных — то это она может сделать и делает не иначе, как при посредстве языка. Хочет ли подать милостыню бедняку, оказать помощь больному, исполнить долг своей службы, защитить Отечество, то при этом ей необходимы бывают руки, которыми она оказывает человечеству эту полезную услугу.
    С другой стороны — что делает здесь душа дурного, при чем тело не являлось бы ее деятельным помощником и сотрудником? Если воображение полно бывает нечистых, вредных мыслей и представлений, порождающих дурные, греховные пожелания, то всё это не что другое, как впечатления от тех предметов, которые она прежде или видела своими глазами, или слышала своими ушами. Если она обнаруживает вражду против Бога и Его Церкви или из зависти и ненависти клевещет на ближнего, то не пользуется ли для этого главным образом языком? Если желает причинить убыток имуществу ближнего путем воровства, похищения или хочет отнять у ближнего самое дорогое его земное благо — жизнь его, то не употребляет ли для осуществления такого беззакония руки?
    Можно ли после этого говорить о какой-нибудь несправедливости в том, что и тело наше, которое здесь на земле было постоянным соучастником души, которое помогало ей во всех добрых и дурных поступках, будет некогда воскрешено и примет свою часть в награде или наказании?..
    Сказанное до сих пор слово должно убедить нас, что Бог силен снова воскресить наши тела и что это воскрешение вполне отвечает Его мудрости и правосудию. Уже из этого мы вправе заключить, что Он действительно и воскресит нас. Но этому заключению находим мы подтверждения и во многих недвусмысленных изречениях Священного Писания. Не дает ли нам Бог уже в Ветхом Завете несомненное удостоверение будущего воскресения? Не уверяет ли Он нас чрез пророка Исаию, что мертвые снова оживут (Ис. 26, 19)? Не показывает ли Он пророку Иезекиилю в видении, как кости всех умерших из его народа собраны были вместе в свои тела и снова оживлены (Иез. 37, 1-14)? Не говорит ли чрез пророка Даниила: многие из спящих в прахе земли пробудятся, одни для жизни вечной, другие на вечное поругание и посрамление (Дан. 12, 2)?
    Еще более определенное уверение в нашем будущем воскресении находим мы в Новом Завете. Что говорит об этом прежде всего Спаситель, Который убедил нас в этом как чрез Свои бесчисленные чудеса воскрешения мертвых, один из примеров которого мы видим в нынешнем Евангелии, так и чрез Свое собственное воскресение? Наступает время, говорит Он, в которое все, находящиеся в гробах, услышат глас Сына Божия; и изыдут творившие добро в воскресение жизни, а делавшие зло — в воскресение осуждения (Ин. 5, 28-29). Далее: Воля же пославшего Меня Отца есть та, чтобы из того, что Он Мне дал, ничего не погубить, но все то воскресить в последний день (Ин. 6, 39). Я есмь воскресение и жизнь; верующий в Меня, если и умрет, оживет (Ин. 11, 25).
    Так учит Иисус, и Его учение часто повторяется Его учениками. Так например, святой апостол Павел в первом Послании к Коринфянам подробно излагает следующие мысли: в евангелии, которое благовествовал вам, которое и вы приняли, я показал вам, что Христос воскрес из мертвых и что и мы тоже воскреснем. Но есть некоторые из вас, которые отвергают будущее воскресение. Таковым я говорю, что если мы не воскреснем, если нет воскресения мертвых, то и Христос не воскрес, и, следовательно, фальшива наша проповедь и суетна наша вера. Но Христос несомненно воскрес из мертвых, а потому и мы воскреснем. Он именно воскрес, как первенец всех умерших, как первообраз нашего воскресения и как неопровержимое доказательство, что и мы воскреснем для бессмертной жизни. Но, скажет кто-нибудь, как же воскреснут мертвые, в каком теле они придут, возможно ли, чтобы наши тела, превратившиеся в прах, снова ожили? Такому я отвечаю: Безрассудный! то, что ты сеешь, не оживет, если не умрет... Так и с нашим воскресением: сеется в тлении, восстает в нетлении; сеется в уничижении, восстает в славе; сеется в немощи, восстает в силе; сеется тело душевное, восстает тело духовное... И это произойдет вдруг, во мгновение ока, при последней трубе; ибо вострубит, и мертвые воскреснут нетленными, а мы изменимся (сделаемся нетленными). Когда же тленное сие облечется в нетление и смертное сие облечется в бессмертие, тогда сбудется слово написанное: поглощена смерть победою. Смерть! где твое жало? ад! где твоя победа? (1 Кор. 15, 36, 42-44, 52, 54-55). А в Апокалипсисе пишет святой Иоанн: увидел я мертвых, малых и великих, стоящих пред Богом... и судимы были мертвые по написанному в книгах (Откр. 20, 12).
    Какая высокая и утешительная истина! Она убеждает, что наши тела некогда воскреснут, так как Всемогущий Бог силен воскресить их, и что это соответствует Его мудрости и правосудию, и что, наконец, Он решительно заверяет нас, что Он это сделает. Но не для всех это воскресение будет радостным и утешительным. По учению Господа, только праведные воскреснут для вечной жизни, а нечестивые — для строгого осуждения и вечного мучения. Как же мы должны пользоваться телом, чтобы оно воскресло для верной жизни? Для этого нет надобности мучить и безмерно изнурять наше тело, но мы не должны и изнеживать его и потворствовать ему удовлетворением всех его желаний, как это делают некоторые неразумные матери в отношении детей своих. Так например, нашим глазам хочется иногда смотреть на тот предмет или читать такие книги, которые способны в наших сердцах порождать нечистые пожелания и склонять к таким действиям, чрез которые мы можем погрешать пред Богом и людьми. Нашим ушам хочется часто слушать такие речи, которыми оскорбляется святость и унижается достоинство религии или сквернится честь ближнего. Нашему языку хочется иногда изрыгать хулу на имя Божие, изрыгать неприличные и бранные слова и наветы, наполненные лжи и клеветы на ближних, и нередко случается, что такими речами подается повод и соблазн к греху. Даже очень нередко хочется нам употреблять язык собственно для того, чтобы склонить и уговорить другого к дурному поступку. Наша гортань способна бывает переступить меру в пище и питье и предаться сластолюбию, а наша рука к тому, чтобы захватить чужую собственность или нанести оскорбление своему собрату. При таких и подобных влечениях и порывах уступчивость и потачка были бы совершенно греховны и пагубны. Такое потворство завело бы нас в бездну такой нравственной распущенности и таких беззаконий, которые лишили бы нашу душу и тело вечного блаженства.
    Но мы не должны довольствоваться только тем, чтобы не употреблять наше тело для дурных поступков, но должны пользоваться им как орудием для совершения добрых дел, для чего оно и сотворено. Представьте себе, сколько добра мы можем сделать при посредстве его и его органов! Своими глазами можем созерцать красоты природы как чудное произведение всемогущества и премудрости Бога. Своими ушами можем слушать слово Божие и таким образом побуждать себя к верному исполнению своего долга. Своими устами мы можем славословить нашего Творца и Господа, способствовать защите и распространению святой веры, можем оказывать пользу нашим собратьям посредством наставлений, предостережений и увещаний в отношении спасения души, преподавать утешение страждущим и оказывать им великую услугу в бедствиях и превратности их судьбы. Своими руками мы можем очень много делать во благо человеческого общества — подавать, например, милостыню бедным, утолять их голод и жажду, одевать их наготу, врачевать их недуги, вообще оказывать ближнему услуги своей любовью и благожелательством. При всем этом, мы не должны, впрочем, забывать того, что всё это не есть дело нашего произволения, но наш непременный долг. По крайней мере Спаситель, будущий Судия наш, говорит: изыдут в воскресение живота не те, которые ничего не сделали дурного, но те, которые делали доброе (Ин. 5, 29).
    Но здесь могут спросить меня: а что же будет с теми, у которых нет одного или нескольких органов и которые, следовательно, не могут делать из них свободного употребления? Конечно, есть между нами немало слепых, глухих, немых или без других каких-нибудь органов, но и у этих, однако, есть средство и возможность собирать для себя сокровища для неба и вечности путем покорного и беспорочного перенесения своего телесного бедствия. И им, как и другим всем, не чужда надежда на будущее воскресение. Да, и они некогда восстанут из гробов, но не с тем уже изуродованным и искалеченным телом, в которое они, так сказать, заключены теперь. Их глаза, которые теперь не могут видеть дневного света, тогда откроются, и они увидят Царя славы во всем Его величии. Их уста, не восприимчивые теперь ни для какого звука, с восторгом воспоют тогда чудные хвалебные песни, коими ангельские хоры воспевают своего Господа и Бога. Их язык, который лишен теперь способности говорить, будет чувственно славословить виновника своего бытия; их телесные органы, которые теперь парализованы и повреждены, получат новую силу и красоту. Словом, всё их тело, по слову Апостола, сделается не только бессмертным, но и совершенно свободным от всяких недостатков: сеется оно, говорит он, в немощи, а восстает в силе (1 Кор. 15, 44).
    Таким образом, нас всех ожидает будущее воскресение, и — если мы умрем в вере и надежде — славное воскресение. Отсюда ясно, с каким чувством должны мы относиться к смерти. Представь себе, возлюбленный собрат, что ты обладаешь очень ветхим, близким к разрушению домом, и вот твой искренний друг делает тебе предложение оставить эту развалину и перейти в новый — великолепный, очень красивый и прочный дом. Ужели ты отказался бы от такого предложения? Конечно нет. Скорее принял бы его с радостью и восторгом. Не то же ли самое делает Бог с твоим телом, что делает тот же друг с твоим домом? Ведь и твое тело, которое есть населяемый твоею душою дом, также очень непрочно. Вспомни только, сколько требуется забот и хлопот для того, чтобы хоть несколько лет просуществовала в нем душа твоя, как в своем жилище. То нужно насыщать его пищею, то уделять ему отдых и покой, чтобы накопить новых сил. Вспомни далее о различных болезнях и недугах, которые постигают то этот, то другой член, а то целое тело. И никогда не свободен этот дом от опасности разрушения, ни на один момент нельзя поручиться за то, не разрушит ли его какой-нибудь удар, например молния, или другое какое-нибудь несчастье.
     Но совсем не таков будет этот дом души твоей, когда ты снова получишь его в последний день из руки Сына Божия. Тогда твое тело будет похоже на новый, великолепный, прочно устроенный дом, который никогда не будет подлежать ни разрушению, ни уничтожению. По учению Апостола, сеется в тлении, восстает в нетлении; сеется в уничижении, восстает в славе; сеется в немощи, восстает в силе (1 Кор. 15, 42-43). Умер поэтому, возлюбленный, твой страх, с которым ты встречаешь смертный час; не скорби при мысли, что этот столь непрочный дом души твоей скоро разрушится, — позаботься лучше о том, чтобы смерть застала тебя в брачной одежде спасающей благодати, и ты, несомненно, восстанешь из своей могилы во славе. Не скорби чрезмерно и о своих присных, сошедших в могилу. И для них, где бы и в каком бы виде ни находился прах их, наступит некогда воскресение.