«Веселится ныне церковь Божия, зря, как Богоизбранная Отроковица входит в храм Господень, благодать совводящи».
Ликуют ныне и радуются сугубою радостью православные русские люди, видя, как предводимый самою Пречистою в Ея храм входит Святитель великий, предобразуя нам благоволение Божие.
Со светильниками и божественными песньми праведные Иоаким и Анна и с ними девственный лик ввели в храм Иерусалимский чистую Деву, чтобы уневестить Ее Небесному Жениху. В блистании священных огней, с пении и лики, поистине, как жениха церковного, ввел Священный Собор в дом Богородицы богоизбранного патриарха, чтобы обручить его с первосвятительским престолом и со всею Церковью Российскою. В самое Святая Святых древнего храма вступила ныне Пречистая Богоматерь. Не во Святое-ли Святых Русской земли вошел и наш нареченный Первосвятитель, когда вступил под сень величайшей святыни Русского народа: здесь все проникнуто благоуханием святыни, здесь, в доме Пречистой, искони было средоточие благоговейных помыслов, молитв и обетов православных русских людей; на этом благодатном месте святая Русь издревле соприкасалась с небом и ея живые земные строители таинственным союзом соединялись с ея небесными печальниками и заступниками.
От собора этих святых предстоятелей за Русь и поставляется ныне новый светильник Церкви; от их благодатной руки изливается сугубое благословение на главу нового первоиерарха, как миро на главу Аароню. Сама Пречистая Матерь Божия от Своея чудныя иконы вручила ему жребий его высокого служения и соделала его стражем Своего Дома и всего православного достояния русской земли. Великий первопрестольник Российский Святитель Петр простирает ему свой жезл, процветший благодатью, чтобы ныне, когда раздирается хитон русской церкви, когда раздираются ризы русской державы и об одежде ея мещут жребий, он, наш новый первостоятель, собрал этим свяшенным жезлом расточенное, соединиль расстоящееся, подражая самому блаженному строителю и собирателю древней Руси, святому Петру и единоправным ему святителям Алексию и Ионе.
Святитель Филипп, дерзновенный глас которого, обличавший грозного Царя, доселе как бы заставляет трепетать священный воздух этого храма, заповедует своему престолопреемнику подвизаться даже до крови за паству свою и безбоязненно обличать и вразумлять носителей власти, в ком бы она ни воплощалась — в целом народе или отдельных его представителях, если эта власть отступает от своего высокого христианского призвания.
Восстает пред нами и он, свидетель великий и верный, адамант православия, священномученик Ермоген и вверяет новому началовождю Русской Церкви преемство своего многострадального служения; он завещает последнему крепко стоять за святую веру, за дом Пресвятыя Богородицы, бодрствовать над отечеством, охраняя его от расхищения внешними и внутренними врагами, и не бояться убивающих тело, души же не могущих убити.
Воздвизается ныне и другой великий печальник земли Русской, Преподобный Сергий, видя, как священно-архимандрит его Лавры восходит на чреду своего высокого служения, и благословляет и укрепляет его на предлежащий ему крестоносный подвиг.
Не без крови входил некогда первосвященник во Святая Святых; Промыслу Божию угодно было, чтобы и наш новый первосвященник вошел в это святое место по стогнам града, обагренного кровию, пролитою братоубийственною рукою. Чтобы спострадать немощным, он сам должен был пройти сквозь горнило искушений (Евр. 2, 18; 4, 15). И вы знаете, что даже в нынешний столь светлый для него и для всех нас день ему не суждено было избежать тяжких испытаний, ибо тернист был путь и узки врата коими мы все прошли на это великое торжество Русской Церкви.
Увы: «рыдают и ныне, как во времена Иеремии, путие Сиона, яко несть ходящих по ним на праздник; вся врата его разорена, жрецы его воздыхают» (Плач Иеремии 1, 4).
Кто из нас без содрогания сердца может взирать на это разрушение Кремля, нашего священного Сиона, знаменующее собою не только разорение всего нашего отечественного града, но и помрачение русской православной совести.
Самые камни вопиют ныне о растлении народного духа.
Этот обезображенный Чудов монастырь, удел святителя Алексия, эта мерзость запустения, водворившаяся на месте святе в патриаршей ризнице, этот древний Успенский соборь, пронзенный орудием в самую главу, что это иное, как не символ всей России, окровавленной, поруганной, растерзанной руками ея собственных сынов. К этой-то смятенной, истекающей кровью православной Руси исходит ныне Святейший Патриарх, чтобы принять ее в свое духовное водительство. Не победными кликами, не торжественным «осанна» сретает она ныне своего первостоятеля, а стонами и воплями его страждущей паствы, которые он, как истинный первосвященник, должен собрать в своем сердце и представить пред престолом Господа Вседержителя.
Не об этом ли великом жертвенном служении Патриарха вещает вам ныне самый чин его поставления, которого вы были благоговейными свидетелями. Вы видели, как два старейших святителя троекратно воздвигали и посаждали на престол новопоставляемого Патриарха, с произнесением слов: «во имя Отца. Аминь», «и Сына. Аминь», «и Святого Духа. Аминь». Что знаменует это священнодействие, как не крещение в страдания и смерть Христа Спасителя, о чем должен памятовать каждый пастырь, наипаче же и первый из них, самым званием своим обязанный носить на себе болезни и немощи всего русского церковного народа.
Но крест всегда таит в себе залог победы, «Аще сообразни быхом подобию смерти Его», учит нас св. Апостол, «то и воскресению будем» (Рим. 6, 5).
Как Начальнику нашего спасения подобало пострадать, чтобы внити в славу Свою (Луки 24, 26) и воссесть одесную престола Величествия на высоких, так и каждый подражатель Его первосвященнического подвига страданием достигает совершенства (Евр. 11, 10) и входит в Его Божественную славу.
В знамение этой-то вечной победы, побеждающей мир, и воссел ныне на своем превознесенном престоле наш первосвященник по истине, как образ Самого Христа, Победителя ада и смерти и всякия силы вражия. И тогда-то облекся он во все благолепие своего сана и всюду возжглись священныя свещи во свидетельство нашей духовной радости и в символ того духовного света, какой должен обильно разливаться от Патриарха, как средоточия благодатного пастырства и учительства в Церкви.
Кто из вас не умилялся ныне сердцем, созерцая это божественное и всечестное торжество? Ныне смыкается златая цепь наших древних священных преданий. Ныне сбываются святыя чаяния веков и поколений и не вдовствует более это высокое патриаршее место. Сам Бог во время благопотребно воздвиг нам пастыря, о котором издавна молились вси любящие Сиона.
Примите же, дорогие братие, новопоставленного Патриарха, как отца, ниспосланного вам свыше, и окружите его самым глубоким и нелицемерным сыновним почтением и послушанием.
Положите его, как печать на сердце своем, и да будет крепка, как смерть, ваша любовь к первостоятелю Русской Церкви и«крила ея, как крила огня» (Песн. 8, 6). От этой святой любви да «согреется в нем его сердце и в поучении его разгорится огнь»(Псал. 38, 4), опаляющий и очищающий сердца ваша. Станьте вокруг его все, православные русские люди, яко собор мног зело, и споспешествуйте ему в благоустроении Церкви, в созидании потрясенной и почти разрушенной нашей государственности. А он, как некогда первосвященник Ионафан, не престанет мужественно поборать за народ свой (1 кн. Мак. 9, 44-46) и подобно иерею великому Иоакиму будет приносить за нас «всесожжение непрестанно и вопиять к Господу от всея силы, да посетит во благо весь дом наш» (Иудифь 4, 15).
И мы надеемся, что Бог умолен будет молитвами первосвятителя, возгреваемыми страдальческим подвигом его паствы, и«исцелит ны по двою дню, в третий день воскреснем и живи будем пред Ним» (Ос. 6, 3). Аминь.