И пришедшу Ему на он пол, в страну Гергесинскую, сретоста Его два бесна, от гроб исходяща, люта зело, яко не мощи никому минути путем тем. И се, возописта, глаголюще: что нам и Тебе, Иисусе Сыне Божий? пришел еси семо прежде времене мучити нас (Мф. 8, 28-29).

Укрощение волнующегося моря единым всемощным словом Иисуса Христа, хотя в великое привело удивление находящихся с Ним в корабле, но не произвело в сердцах их полной веры в Его Божество. В ужасе недоумении они вопрошали: кто есть Сей, яко и ветры и море послушают Его (Мф. 8, 27)? Спасителю Христу угодно было разрешить сие недоумение людей следующим за тем еще более чудесным действием Своего всемогущества, в котором совершенно открывается Божественная власть Его над всеми тварями, как видимыми, так и невидимыми. Коль скоро вышел Он из корабля на берег, сретают Его два человека, одержимые бесами, над которыми они употребляли всю свою адскую лютость. Евангелисты особенно одного из сих несчас­тных описывают в самых ужасных чертах. Духи злобы изгоняли его от общества людей. Жилище его было в гробницах умерших. Никто не мог связать его. Многократно вязали его железными узами, но узы тотчас расторгались силою бесовскою. Никто из людей не мог проходить мимо жилища сих бесноватых, боясь быть растерзанным от их лютости. Но от одного присутствия Богочеловека, Господа нашего Иисуса Христа, лютость бесов укрощается, сила их исчезает. Связанные Божественною силою, подобно пойманным преступникам, они даже не могут и бежать и, что еще более, против воли своей исповедуют Его Божество. Что нам и Тебе, Иисусе Сыне Божий? пришел еси семо прежде времене мучити нас. Исповедание, конечно, не вольное, а потому и безполезное для нераскаянных духов зло­бы; но тем не менее оно открывает Божественную власть Иисуса Христа, Коего безпредельной премуд­рости свойственно и самых непримиримых врагов ис­тины часто употреблять для утверждения оной. Итак, верно апостольское слово: и беси веруют, и трепещут (Иак. 2, 19). Не безумнее ли же бесов те нечестивцы, которых лукавое сердце исполнено ядом неверия?..
Бяше же далече от нею стадо свиний много пасомо. Беси же моляху Его, глаголюще: аще изгониши ны, повели нам ити в стадо свиное. И рече им: идите. Они же изшедше идоша в стадо свиное; и се, абие устремися стадо все по брегу в море, и утопоша в водах (Мф. 8, 30-32).
Вот еще новое доказательство всемогущества Иису­са Христа, без попущения Коего духи злобы не имеют власти даже и над свиниями. Спаситель, изгнав их из человеков, попущает войти им в нечистых животных, как для того, чтобы чудо исцеления бесноватых сделалось более известным по всей стране той, так и для того, дабы показать, какое им приличествует место. А человек, созданный по образу и по подобию Бо­жию, был бы вовсе неприступен для них, ежели бы он сохранял всегда сердце свое чистым от всякой скверны греха. Но, произвольно оскверняя себя грехами, он часто унижает себя до того, что прилагается скотом несмысленным, и уподобляется им, по словам Писания (ср.: Пс. 48, 13.). Благоразумный христианин, конечно, извлечет из сего то для себя наставление, с каким неусыпным тщанием надлежит ему хранить даруемую благодатию крещения чистоту сердца от всякого греха, дабы оно всегда было жилищем Иисуса Христа, Святого и во святых почивающего. Чадца, говорит Апостол Иоанн, никто же да льстит вас. Творяй правду, праведник есть... Творяй грех, от диавола есть, яко исперва диавол согрешает. Сего ради явися Сын Божий, да разрушит дела диаволя. Всяк рожденный от Бога, греха не творит, яко семя Его в нем пребывает; и не может согрешати, яко от Бога рожден есть. Сего ради явлена суть чада Божия и чада диаволя (Ин. 3, 7-10). В чьем сердце еще живет и владычествует грех, тот еще не освободился от власти духа злобы, тайно совершающего в душе его пагубные свои действия. Посему-то Апостол Петр завещает верующим: трезвитеся, бодрствуйте, зане супос­тат ваш диавол, яко лев рыкая, ходит, иский кого поглоти­ти (1 Пет. 5, 8), — и поглощает тех несчастных, которые нечистою жизнию своею удаляют от себя Христа, Спасителя своего.
Пасущии же бежаша, и шедше во град возвестиша вся, и о бесною. И се, весь град изыде в сретение Иисусови; и видевше Его, молиша, яко дабы прешел от предел их. И влез в корабль, прейде, и прииде во свой град (Мф. 8, 33-34; 9, 1).
Иисус Христос, показав Божественную Свою власть над духами злобы и Свое милосердие над несчастными бесноватыми, по свойственной всеведе­нию Его премудрости, не остался долее в стране Гергесинской. Ибо видел, что жители ее, огорчившись потерею свиных стад и боясь, чтоб присутствие Его не причинило еще большего какого-либо ущерба их иму­ществу, просили Его удалиться от них. Люди такого свойства, которые столь презренные вещи предпочли самому Господу и Спасителю своему, конечно, не способны были слушать от Него проповедь Царствия Небесного. А потому Спаситель с Божественною кро­тостию и снисхождением, оставив им проповедниками о Себе исцеленных от беснования, Сам благоволил возвратиться на том же корабле во свой град Капер­наум, где откидал Его другой страждущий неисцель­ною болезнию.
И се принесоша Ему разслаблена жилами, на одре лежаща. И видев Иисус веру их, рече разслабленному: дерзай, чадо, отпущаются ти греси твои (Мф. 9, 2).
И между земными врачами искуснейшим почитает­ся тот, кто при самом начале врачевания больного узнает причину его болезни. Но взор земных врачей не проникает далее тела, одержимого недугом. А всевидящее око небесного Врача, Господа Иисуса, тотчас проникает в самый корень болезни разслаблен­ного, сокрытый в душе его, и, как бы оставляя без внимания его тело, врачует прежде его сердце от грехов, которые были причиною его разслабления. Со властию, единому Богу свойственною, Иисус Христос простирает к нему милосердый глас свой: дерзай, чадо, отпущаются ти греси твои. Конечно, милосердое око Спасителя видело глубокое сокрушение сердца сего разслабленного о грехах своих, Которого он не мог выразить языком своим; видело тот трепет души его, свойственный кающемуся грешнику, в котором он находился, колеблясь между страхом быть отвержен­ным от Господа за грехи свои и между надеждою получить исцеление от болезни своей. Посему-то Спаситель, тронутый и внутренним, и внешним его стра­данием, Творческим гласом Своим ободряет его и сперва возставляет разслабленную грехами и печалию душу его: дерзай, чадо, отпущаются ти греси твои.
Что может сравниться с тем милосердием Спасителя, которое подвигло Его при виде долговременной и отчаянной болезни разслабленного тотчас приступить врачеванию души его, исторгая самый корень его болезни? Но лукавое мудрование книжников и из сего действия благости извлекло для себя повод к порица­нию Спасителя и к обвинению Его в хуле на Бога.
И се нецыи от книжник реша в себе: сей хулит (Мф. 9, 3). Кто может оставляти грехи, только един Бог (Мк. 2, 7)?
Очевидно, что сии книжники не по ревности к славе Божией, а по зависти к Спасителю произнесли тайне сердец своих сей неправедный на Него суд. Но Спаситель и самое лукавство их обращает в случай открытию пред всеми Своего всеведения.
И видев Иисус помышления их, рече: вскую вы мыслите лукавая в сердцах своих? Что бе есть удобее рещи: отпушяются ти греси, или реши: востани и ходи? Но да увесите, яко власть имать Сын человеческий на земли отпущати грехи: (тогда глагола разслабленному): востани, возми твой одр, и иди в дом твой. II востав, взем одр свой, иде в дом свой (Мф. 9, 4-7).
Видеть помышления сердечные свойственно едино­му токмо Богу. Глубоко сердце человеку паче всех, говорит пророк, и человек есть, и кто познает его? Аз Господъ, испытуяй сердца и искушаяй утробы, еже воздати комуждо по пути его, и по плодом изобретений его (Иер. 17, 9-10). И потому, ежели бы сердца книжников не были ослеплены завистию и заражены лукавством, конечно, из слов Спасителя, тотчас открывшего сокровенные мысли их, могли бы узнать, кто он, и что Ему, яко Сердцеведцу, суще­ственно принадлежит власть отпущать грехи челове­кам. Но чтобы самым делам еще более открыть им свойственную Ему власть сию, Спаситель такое явля­ет доказательство Божества Своего, сокрытого под покровом человеческого естества, которому они никак не могли противоречить. Он говорит им: что легче сказать: отпущаются тебе грехи? или сказать: востани и ходи? Но дабы вы знали, что Сын человеческий, Бог во плоти, имеет власть на земле отпущать грехи, обратившись к разслабленному, сказал: востани, возми твой одр и иди в дом твой; и, по глаголу Его всемо­гущества, разслабленный, не имевший дотоле почти никакого движения, которого четыре человека на одре принесли к Спасителю, сам собою востает, сам берет свой одр и без помощи других возвращается в дом свой, нося в душе своей радость об исцелении души и тела своего и залог вечной жизни.
Видевше же народи, чудишася, и прославиша Бога, давшаго власть таковую человеком (Мф. 9, 8).
Ослепленные завистию книжники и после таковых действий всеведения и всемогущества Иисуса Христа не хотели видеть в Нем Спасителя своего; но простой народ, хотя еще не мог видеть сокрытого в Нем Божества, по крайней мере, в простоте сердца удив­лялся и прославлял Бога, Которому единому свой­ственно творить таковые чудеса.
Мы же, братие, верующие в Господа и Бога наше­го Иисуса Христа, не будем останавливаться на одном хладном и безплодном удивлении чудесам Его, свой­ственном тогдашним иудеям, но извлечем из сего на­ставление для душ наших. Разслабленный, не могший сам собою двигаться с места, но лежавший на одре полумертвым, есть точное изображение души грешника, который хотя имеет жизнь плотскую, но для жизни духовной, для истинного благочестия, для доб­родетели и святости, свойственных христианину, не имеет ни сил, ни бодрости. Смертоносная сила страс­тей и грехов подавляет в нем семя истинной жизни, всеянное в сердце его благодатию Святаго Духа в купели крещения. Подобно разслабленному, он лежит на одре безпечности о своем спасении и бывает тем еще несчастнее, что часто не чувствует опасности низвергнуться в бездну вечной духовной смерти. Раз­слабленный, конечно, с одра болезненного переселился бы во гроб, нося в душе своей смерть духовную, если бы Промысл Отца Небесного не послал ему на помощь четырех сострадательных людей, которые при­несли его к милосердому Врачу душ и телес наших, Господу Иисусу. Равным образом безпредельное ми­лосердие Божие печется и о спасении всякого грешни­ка, не хотя да кто погибнет, но да вси в покаяние приидут (2 Пет. 3, 9). Для обращения грешников Господь иногда посылает служителей слова Божия, иногда посещает бедами и болезнями телесными и другие безчисленные подает средства, единой премудрости Его известные. И сча­стлив тот грешник, который, обратившись, прибегнет с верою к Господу Иисусу в молитве покаяния и приидет в умиление и сокрушение о грехах своих, подобно разслабленному! Всемогущий и всеблагий Врач душ и телес тотчас произнесет к нему милосер­дый глас Свой: дерзай, чадо, отпущаются ти греси твои... Востани спяй, и воскресни от мертвых (Еф. 5, 14.).
Разслабленный, в доказательство отпущения гре­хов и исцеления души и тела своего по глаголу Господа, тотчас встал, взял свой одр и возвратился в дом свой. То же самое совершается и в душе грешника после истинного его покаяния. Несомнительный знак отпущения грехов его есть тот, когда он действительно ощущает в душе своей перемену и из состояния сла­бости духовной переходит в состояние силы и крепо­сти ходить непреткновенно путем заповедей Евангель­ских; когда душа его, дотоле обладаемая плотию и порабощаемая страстями, с помощию благодати Бо­жией побеждает страсти и господствует над плотию; когда он из состояния разсеянности по суетам мира сего возвращается во внутренность сердца своего и всячески блюдет оное от прежних греховных скверн, дабы оно было чистым и святым храмом Господу Иисусу,
Тщательно примечайте, братие, сии признаки ис­тинного покаяния, когда вы приносите его Богу при свидетельстве и содействии служителей Его. Если после покаяния не обращаемся мы к прежней разсеян­ности сердец наших, то мы истинно покаялись. Но если и после покаяния мы остаемся такими же, какими были прежде, то это верный знак, что мы еще никогда истинно не каялись, еще лежим на одре безпечности о спасении душ наших.
Боже, Спасителю наш! все мы пред Тобою греш­ники, обрати и на нас милосердое око Твое. Даруй сердцам нашим умиление и сокрушение о грехах на­ших. Возглаголи к слабым душам нашим Твое всемо­гущее: востани! да ходим непреткновенно во свете заповедей Твоих, и сподобимся все внити в вечные обители жизни, блаженства н славы Отца Небесного, уготованные Тобою всем, возлюбившим явление Твое.
Аминь.