От мира не суть, якоже и Аз от мира несмь (Ин. 17, 16).
Если судить о Церкви Божией на земли, по ея наружному состоянию; то нельзя не презнаться, что нет никагого соответствия между неизреченными сокровищами и славою Небесного Отца и настоящим уничиженным состоянием Его чад. Из двух заветов Божиих, заключающихся в Св. Писании, мы видим, что чадам Божиим обещано такое наследство, которое превышает всякое понятие ума человеческого. Мы читаем в сих заветах, что воля Небесного Отца определила, чтобы все сокровища, сокровенныя во Христе Иисусе, первородном брате нашем (Рим. 8, 29), принадлежали и нам вместе с Ним, и что благодать Божия спасительная для того и явилась, чтобы силою ея вдохновений и утешений мы обогащались постепенно и непрестанно всеми небесными благами, и, обогащаясь ими, блистали бы в мире подобно светилам небесным (Фил. 2, 16). Но вместо сего славного состояния и сих высоких преимуществ, что видим мы в Церкви Божией? Бедность и бедствия всякого рода. Где же верность и непреложность обетований Божиих?
Ах! Не будем сомневаться, слушатели, в действительности объявлений и обетований Божиих. Завет Божий, запечатленный кровью Единородного Сына Его неизменен; обетования Его непреложны; скорее небо и земля прейдут, нежели останется без исполнения хоть одна иота или черта из того, что сказано в Слове Божием. Если мы не обладаем сокровещами благодати Божией во Христе, то причиною сему мы сами — наше нерадение и наше неверие. Мы не хотим ни видеть, ни принять тех благ и преимуществ, которыя предлагаются нам в завете Божием. Мы едва позволяем себе слышать Евангелие, в котором объявляется о них. Мы стыдимся и чуждаемся Христа, Который приносит и предлагает нам Свои блага и сокровища; оскорбляем Духа усыновления, Который старается приложить и усвоить нам оныя. Удивительно ли после сего, что мы не видим и не испытываем в себе ничего такого, что соответствовало бы чадам Отца небесного, наследникам Царя славы и Господа сил, искупленникам всемогущего и премилосердого Иисуса-Богочеловека? Удивительно ли, что Церковь Христова, невеста Небесного Жениха — Сына Божия не имеет ни радости, ни величия, ни славы, ни достоинства, которыя бы отличали ее от толпы народной, носящей на себе имя христиан? Удивительно ли, говорю, что она вместо того, чтобы веселыми ногами и с торжественными песнями идти в горний Иерусалим, в небесное свое отечество, тащится, так-сказать, по пути святому, новому и живому (Евр. 10, 20; 9, 8; Ин. 14, 6) с воздыханиями, с неохотою, и как бы стыдясь сего спасительного пути.
Однакожь это есть непреложная истина, что христиане — чада Божия, несмотря на уничижение, в котором они находятся теперь, имеют такое высокое достоинство, и такия славныя права и преимущества, пред которыми вся слава и все блага мира сего суть ничто. В лице Богочеловека Иисуса они почтены такою славою, которая превышает всякий сотворенный ум. Им предназначено быть в единстве со Отцем, Сыном и Св. Духом, и наслаждаться радостью чистейшею и совершеннейшею, который мир не может подать, ни отнять. Это суть такия существа, которыя, по внутреннему своему состоянию, совершенно отделены от мира и принадлежат более небу, нежели земле. Это можно видеть ясно из ныне чтенного Евангелия, в котором Иисус говорит о них: от мира не суть, якоже и Аз от мира несмь.
Так, подлинно, слушатели! Христиане, как братья и сонаследники Христовы (Рим, 8, 17. 29), действительно таковы же здесь на земли, каковым был Он Сам. Он не был от мира ни по Своему рождению, ни по Своему званию, или служению, ни по Своему наследию: искупленники и последователи Его также не суть от мира сего во всех сих отношениях. Иисус был с неба и по Своему происхождению, и по Своему званию, и по Своему наследию: христиане также имеют небесное происхождение, небесное звание и небесное наследство.
Первый человек Адам, говорит ап. Павел, был земный будучи взят из земли или персти, но вторый Адам есть Господь с небеси (1 Кор. 15, 47). Евангелие объявляет нам положительно, что предвечное Слово Божие соделалось плотию (Ин. 1, 14); что Бог благословенный над всем во веки (Рим. 9, 3), принял на Себя наше естество; что Еммануил родился от жены, и вселился в ны, будучи исполнен благодати и истины(Ин. 1, 14; 3, 31). Кто не видит из сих Евангельских объявлений, что Христос не был от земли; что Он пришел свыше; был небесного происхождения и Божеского естества? Правда, Ему надлежало родиться в мире сем, но Его рождение не было от мира.
Таково же происхождение и Его Церкви, или Его искупленников и последователей. Рожденное от плоти есть плоть, говорит Евангелие, а рожденное от Духа есть Дух (Ин. 3, 6). Всякий человек при входе в мир бывает таким же, каков был перстный Адам, которого он носит на себе образ; он рождается во грехе; является на сцену сего мира окруженным тьмою и всеми признаками смерти. Его ум и воля, его мысли и желания не суть свет и жизнь, и не могут внити в царствие небесное (Ин. 3, 3-6). Он есть от мира сего в полном смысле сего выражения; он любит мир и пользуется любовью мира, потому что мир любит свое (Ин. 15, 19). Он живет единственно для мира, и дожен погибнуть с миром, если не родится вновь свыше (Ин. 3, 3-5). Горе такому человеку! Ибо он не познал Бога и чужд упования. Горе вам, которые остаетесь земными, плотскими и мирскими, — которые не имеете другого разума, кроме естественного, другого сердца, кроме поврежденного, другой дущи, кроме полученной от Адама, пораженного проклятием и смертию. Вы можете быть добродетельными, образованными, любезными и даже благочестивыми для мира; но вы дожны знать, что все, что есть от мира, не есть от Отца (Ин. 2, 15-17); и все, что не родилось, подобно Иисусу, силою и наитием Св. Духа, не может ни войдти в царствие Божие, ни увидеть Его (Ин. 3, 3-5).
Итак чада Божия раждаются не от крове, ни от похоти плотския, ни от похоти мужеския, но от Отца небесного (Ин. 1, 13), Который по Своему благоизволению, раждает их словом истины (Иак. 1, 18), и Своим Духом. Силою Своего всемогущества Он пересотворяет во Христе всякую верующую душу, и делает ее новым творением на дела благая (2 Кор. 5, 17; Еф. 2, 10). Как при сотворении мира Он повелел воссиять из тьмы свету: так и теперь Он озаряет чудным светом Своим сердца верующих, тогда как они находится еще во тьме заблуждений, греха и смерти (2 Кор. 4, 6). Он просвещает их познанием Своей славы в лице Иисуса Христа, и сие познание делается в них источником новой, небесной, вечной и блаженной жизни.
Какое чудное происхождение! Какое славное рождение! Какое высокое достоинство получает несчастный потомок перстного Адама, бедный, погибший грешник! Быть рожденным от Бога, — быть чадом Божиим, — быть человеком духовным и небесным — какое величие, какая слава, какое счастие! Можно сказать, что ни Херувимы, ни Серафимы не имеют того, что имеют чада Божия. Сии Ангелы света облечены высокими силами, имеют превосходнейшее естество; но они не родились от Бога. Они суть токмо Его твари, — и мы не видим из Св. Писания, чтобы они называли Его своим Отцом.
Но ты, христианин, и можешь и должен называть Бога своим Отцем. Как бы ни казался ты малым и презренным в сравнении с Ангелами Божиими; какою бы слабостью и суетою ни был ты обложен; как бы ни чувствовал ты себя исполненным повреждения и грехов, если ты веруешь искренно сердцем и умом в Господа Иисуса, и повинуешься Ему, ты рожден от Бога, ты чадо Божие возлюбленное во Христе, ты сделался причастником Божеского естества (1 Ин. 5, 1; 2 Петр. 1, 4). В сем случае ты составляешь единос Единородным Сыном Божиим, как Он есть едина с Отцем небесным (Ин. 17, 21-22).
Но где суть христиане, которые бы наслаждались действительно столь высокою славою? Где суть души, которыя бы веровали твердо и постоянно, что оне родились от Бога, и сделались причастными Божеского естества во Христе Иисусе? Учение о духовном рождении конечно допускается почти всеми нами. Мы все знаем, и говорим, что кто не родится свыше, тот не может ни войдти в царствие Божие, ни увидет его (Ин. 3, 3-5); что все те, которые веруют в Иисуса, как в Сына Божия, научены Богом, и родились от нетленного семени Слова Божия (Ин. 4, 45; 1 Петр. 1, 23); что вера есть дар Божий, и всякий, кто имеет веру, имеет и новую жизнь от Бога (Еф. 2, 8; Ин. 3, 36; 20, 31; 1 Ин. 5, 1-10); но много ли между нами таких, которые бы имели истины сии запечатленными в своих сердцах Духом Святым, и были уверены в небесном своем происхождении также, как они уверены в плотском своем происхождении от таких и таких предков? Кому неизвестно, что неверие в сем отношении сделалось почти всеобщею заразою учеников Христовых, так что между нами почитается даже смиренномудрием сомневаться, что мы чада Божия? Мы признаем себя тварями нечистыми, поврежденными и погибшими; мы веруем в Сына Божия и в безконечную силу Его заслуг, — и однакожь сомневаемся, что мы принадлежим к числу чад Божиих, которыя не суть от мира сего. Но мы спрашиваем вас, кто производит в нас убеждение во грехе, в правде и в суде, и кто дает нам веру в Иисуса, Которым одним только можно спастися (Ин. 16, 7-11)? Не Дух ли Божий и Его животворное слово? Скажите же, отрицать свидетельство Духа Божия и Его слова, есть ли премудрость? Отвергать благодать Божию, есть ли смирение? Или надобно признаться, что мы не веруем во Христа по Евангельскому учению, или должны мы согласиться с Евангелием в том, что мыпрешли от смерти в живот, и несмы от мира сего, но от Бога (1 Ин. 3, 13: 4, 5-6). Дары и призывание Божие непреложны (Рим. 9, 29). Мы получили дар веры, и исповедуем Господа Иисуса по учению Евангельскому; мы призваны в Его Церковь, и поклоняемся Ему, как Богу явившемуся во плоти (1 Тим. 2, 16). Если мы неверны, и изменяем своему званию: то Он пребывает верным; ибо не может отречься Себя. (1 Тим. 2, 13.) Мы не можем перестать верить и поклоняться Ему; мы хотим жить и умереть в Его вере. Зачем же не хотим мы верить Ему, когда Он говорит в Евангелии; аминь, аминь глаголю вам, веруяй в мя, имать живот вечный (Ин. 6, 47)?
Впрочем мы говорим так, слушатели, не для того, чтобы, дав вам понять, что вы несте от мира сего по духовному вашему рождению чрез веру во Христа, подать вам повод к безпечности, но для того, чтобы побудить вас чрез сие не быть действительно от мира, подобно Христу, и по вашему званию.
Господь Иисус, входи в мир сей, говорит Небесному Отцу: Се иду: в главизне книжне написася о мне, еже сотворити волю Твою, Боже (Евр. 10, 7; Пс. 39, 7-8)! В сих словах Он объявил вместе и небесное Свое звание и Свою готовность исполнить оное. Любовь Сына Божия к Небесому Отцу — незиреченна. Она была причиною того, что Он смирил и уничижил Себя до того, что сделался рабом, и был послушен даже до смерти, смерти же крестной (Фил. 2, 8). В сей-то любви предпринял и совершил Он дело искупления нашего, которое поручил Ему Отец, и которое столько возвеличило и прославило имя Его. Сею-то любовью возлюбил Он Церковь Свою до конца, и предал Себя за нее. Посему Его звание не было от мира; ибо Он победил им мир. Оно было небесное; ибо побуждало Его жить токмо для Бога.
Таково же звание и христиан, которые живут жизнью Христовою. Оно есть небесное, и состоит в том, чтобы любить Бога всем существом, и исполнять волю Его во всех обстоятельствах жизни. Любовь к Богу есть такая черта в Церкви Христовой, которая существенно отличает ее от мира (1 Ин. 2, 15; Рим. 8, 7). Мир есть враг Божий; и кто имеет любовь к миру, тот имеет вражду против Бога. Миролюбцы занимаются делами своего звания без Бога, в духе противном воле Божией, будучи земными и плотскими по своему естеству, они бывают таковыми и по своем действуят. Их желания, их планы, их труды и все их дела относятся только к миру. Бог нисколько не входит в их предприятия и занятия. Занимаясь своими делами, они стараются даже удалять от себя самую мысль о Нем. Но не таковы расположения истинных христиан. Их жизнь протекает мирно под взором и благословением Отца Небесного. Они никогда не забывают небесного своего происхождения и назначения. Все их мысли, желания и чувства бывают постоянно заняты святым званием, к которому они призваны Богом.
Сие высокое звание ап. Петр изображает так: вы есте род избран, царское священие, язык свят, люди обновления, яко да добродетели возвестите из тмы вас призвавшего в чудный свой свет (1 Петр. 2, 9). Вот чем дожны быть, и действительно бывают христиане, которые имели счастие возродиться Духом Божиим! Как Иисус был Назареем Богу (Суд. 13, 5; Мф. 2, 23), т.-е. лицем отделенным на служение Богу: так и христиане составляют род избранный, т.-е. такой класс людей, которые отделены и отлучены от общей массы человечества, и на которых Господь смотрит как на начатки народов, как на святыя приношения и жертвы, назначенныя в честь и славу Его. Далее, как Господь Иисус есть Жрец и Царь, — Жрец, поколику принес Себя в жертву на кресте за грехи всего мира, — Царь, поколику имеет всю власть на небеси и на земли (Мф. 28, 18), и царствует над всеми народами и над всем миром: так и христиане составляют царственное священство, т.-е. такой род людей, которые избраны и посвящены Богу; которые, быв очищены и омыты кровью Агнца Божия, и облечены в чистую одежду праведности Христовой,приносят тела свои в жертву живую, святую угодную Богу (Рим. 12, 1); и которые царствуют в себе благодатью Божиею над грехом, плотию и обольщениями мира (Рим. 5, 21). Будучи облечены сим царственным священством, они составяют язык, или народ святой, т.-е. такое общество людей, которые ведут жизнь святую и руководствуются во всех своих делах законом Божиим и Его Святым Духом, чуждаясь правил и обычаев мира. Древле, когда Бог заключал завет с народом Еврейским, Он сказал ему: будете ми людие избранни от всех язык: моя бо есть вся земля; вы же будете ми царское священие, и язык свят (Исх. 19, 5-6). То же говорит Господь и новозаветной Своей Церкви. Он объявляет ей в Своем Слове, что Он дал Себя Самого за нее, дабы избавить ее от всякого беззакония, и очистить ее Себе в народ особенный, ревностный к добрым делам (Тит. 2, 14; Гал. 1, 4; Еф. 2, 10). В Ветхом Завете народ Израильский был совершенно отделен и отличен от всех прочих народов. Он был одним особенным домом, и одним особенным семейством: имел один и то же происхождение, одно звание, один закон, одни преимущества, одни выгоды, одни надежды. То же надобно сказать и о христианах. Они имеют одно и то же духовное присхождение, одну веру, одно крещение, один закон, одно звание, одного Господа, одного Бога и Отца и одного Духа Утешителя; а таким образом составляют одно семейство, один дом, одно общество, одно братство, будучи все освящены благодатию Божиею и соединены ею воедино между собою и с Богом (Ин. 17, 22). Наконец христиане, по званию своему, называются людьми обновления, или точнее с подлинника, людьми взятыми в удел, т.-е. такими, которых Бог принял Себе в собственность, или достояние; и сие потому, что они искуплены кровью Христовою от рабства более тяжкого и постыдного, нежели в каком находился древле народ Еврейский, бывши во Египте, т.-е. от рабства греха и диавола, и потому, что Христос усвоил их Себе так, что они находятся совершенно в Его власти, и никто не может исхитить их из рук Его.
Вот в каком смысле христиане по званию своему не суть от мира сего! Будучи в столь высоком, славном и блаженном состоянии, они возвещают непрестанно и словами и делами совершенства Господа Иисуса, призвавшего их из тьмы в чудный Свой свет, т.-е. Его благость, Его милосердие, Его премудрость, Его всемогущество. Да и могут ли они оставаться равнодушными и неблагодарными к своему Искупителю и Господу, видя себя, так-сказать, осыпанными Его милостями и благами? Если всякия уста глаголют от избытка сердца (Мф. 12, 34); то могут ли не прославлять Бога уста христиан, тогда как их сердца исполнены сокровищ благодати Христовой? Подлинно, всякое дыхание их хвалит Господа (Пс, 150, 6); вся кости их, по словам Давида, взывают; Господи, Господи, кто подобен тебе (Пс. 34, 10)? Все сердце их и вся плоть их трепещут, так-сказать, и исчезают от радости о Бозе живе, с Которым они соединились в один дух (Пс. 83, 3). Особенно же они прославляют Бога своим поведением и своею святою жизнию. Они так светят светом своей жизни, что все окружающие их, видя их добрыя дела, удостоверяются, что в них действует благодать Божия, и прославляют о них Отца Небесного. Таково звание христиан, по которому они не суть от мира сего, подобно своему Искупителю!
Но Иисус Христос не был от мира сего не только по Своему рождению и по Своему званию, но и по Своему наследию. Доколе Он жил еще на земли, слепой и развращенный мир, мог не узнать в Нем Единородного Сына Божия; ибо Он родился в яслях; жил так, что не имел, где главу приклонить (Лк. 9, 58), и умер на кресте. Но кто не может видеть в Нем славы и величия Божия теперь, когда Он восркес из мертвых, оправдал Себя в Дусе, показал Себя ангелам, проповедал в народах, принят верою в мире, вознесся во славе на небо и седит одесную Бога Отца (1 Тим. 3, 16)? Кто, говорю, столько слеп теперь, чтобы не видеть в Нем Наследника всем, превыше всякого начальства и власти, и силы, и господства, и всякого имени, каким именуются не толко в сем веке, но и в будущем (Еф. 1, 2: Пс. 2, 8)? И сию высокую славу Он наследовал не для Себя одного. Он разделяет ее с Своими искупленниками и последователями. Церковь Христова в своем Спасителе есть все то, что Он есть Сам, Она имеет в Нем право на все те сокровища и благо, которыя принадлежат Ему (Еф. 1, 11). Правда, она не наслаждается еще всею славою Его, и не обладает всеми сокровищами Его благодати; но они принадлежат ей, вполне по определению Отца Небесного, — и придет время, когда она внидет совершенно в достояние Его, чтобы царствовать с Ним вечно в той же славе, которую Он наследовал от Отца.
Кто читал и читает Св. Писание, тот знает, в каких возвышенных и восхитительных выраженьях представляется в Нем наследие или достояние святых во свете (Еф. 1, 13-14), когда изображается будушая судьба их! Оно представляется нам то в виде обителей покоя, света, славы и блаженства; то в виде града святого, созданного из драгоценных камней, среди которого течет река воды животныя (Апок. 22, 1), исходящая от престола Божия и Агнца, и усаженная по обеим сторонам древами жизни; то в виде богатой и величественной трапезы, за которою возлежат Авраам, Исаак, Иаков и все сыны царствия Божия, и за которою служит Сам Спаситель; то в виде скинии Божией, в которой Бог будет обитать с человеками; в которой Он отрет всякую слез от очей их, так что не будет более не смерти, ни плача, ни вопля, ни болезни, и в которой люди, сделавшись совершенными, якожи совершен есть Отец их небесный(Мф. 5, 48), будут вполне наслаждаться славою, радостью, блаженством и всеми благами и сокровищами своего Господа (Ин. 14, 2; Лук. 16, 9; Апок. 21, 10-22; 22, 1-2; Мф. 8, 11; Апок. 21, 3). Ап. Павел был некогда восхищен в рай до третьяго неба, объявляет, что он видел и слышал там такия вещи, которых нельзя пересказать человеческим языком (2 Кор. 12, 2-4).
О! Какое чудное и славное наследие соблюдает Бог на небе для верных чад Своих! Какое утешение, какую радость, какой восторг производит в верующей душе одно ожидание сего наследия, одно живое упование соделаться некогда обладателем оного, одна мысль об оном! Удивительно ли, что мир теряет весь блеск свой в глазах души, занятой постоянно размышлением о вечных благах, уготованных ей от сложения мира? Удивительно ли, что христианин, созерцая неизреченную славу Божию, в которую он рано или поздно должен войти, чтобы наслаждаться ею вечно, еще в сей жизни преображается Духом Господним от славы в славу, и приходи в такое состояние, что не есть более от мира сего (2 Кор. 3, 18)?
Христиане слушатели! Помните твердо, что вы небесной породы и божественного происхождения; что ваше звание относится к небу, и что там, за сим лазуревым сводом, усыпанным блестящими светилами, соблюдается для вас наследие нетленное, нескверное, неувядаемое (1 Петр. 1, 3-8), — такое, какого око человеческое никогда не видало, ухо не слыхало, и какое на сердце человеку никогда не всходило (1 Кор. 2, 9). Стремитесь постоянно всеми вашими мыслями и желаниями к сему славному и неизреченному наследию. Будьте совершенно заняты небесным вашим достоянием, в которое самые Ангелы желают приникнуть (1 Петр. 1, 12). Не любите мира и не прилепляйтесь к его суетным и тленным благам, которыя в сравнении с благами небесными суть не более, как детския игрушки, или прах и пепел. Ищите прежде всего и преймущественно пред всем царствия Божия и Его правды. Просите Господа, чтобы Он отрешал вас более и более от сего мира и прилеплял вас к Себе; и тогда, как Он говорит о вас в Своей первосвященнической молитве: от мира не суть, подтверждайте слова сии с восторгом, и говорите Ему с уверенностию: так, Господи Иисусе, мы не от мира сего; мы здесь странники и пришельцы (Евр. 9, 13); мы не имеем здесь постоянного града, но ищем будушего (Евр. 13, 14); наше житие на небесех (Фил. 3, 20); наша жизнь сокрыта с Тобою в Боге Отце (Кол. 3, 3); мы сожители святым; приснии Богу (Еф. 2, 19); наследники Отца небесного и сонаследники Твои (Рим. 8, 17), о препрославленный Искупитель! Аминь.