Глава 2-я.
8. Смотрите, братия, чтобы кто не увлек вас философиею и пустым обольщением, по преданию человеческому, по стихиям мира, а не по Христу;
 
Предостерегая от воззрений, про­тивных вере Христовой, апостол назы­вает эти воззрения прельстительной философией, пустым обольщением, которые, прикрываясь высоким чув­ством любви к мудрости, не представ­ляют в своем содержании ничего до­стойного внимания, кроме внешней заманчивой формы представления или искусного изложения. Ненадеж­ны эти воззрения и по их источнику происхождения, и по основаниям, на которых они строятся, а вместе — и по своему составу. Они исходят из человеческого предания, передаются по установленным традициям. В них все основано на низших началах и все приводится к самым обыденным фор­мам бытия и жизни, в которой нет ничего возвышенного, душевного, а тем более Божественного и спаси­тельного, как в тех воззрениях, кото­рые могут построиться на основах учения о Христе. Из дальнейших слов апостола можно ясно видеть, что он предостерегает колоссян от мудрство­ваний иудействующих еретиков, ко­торые к старым преданиям (о празд­никах, постах) прикладывали новые представления (мнимо-философские) о лестнице существ, для прохождения по которой необходимо умерщвление плоти (а не вера во Христа Спасителя). По мнению святого Иоанна Златоуста, апостол «здесь колеблет эллинские суеверия, разрушает и иудейские». «Философия бралась представить и представляла воззрения, объясняющие все сущее: что — Бог, что — мир, что человек и пр. Доискиваться решения таких вопросов не укорно, а похвально; но то, какие кто принимает решения, может быть очень укорно. Укорна была та философия, с которой подкра­дывались к колоссянам изобретшие ее. Эта философия была для них то же, что сети у охотника для птиц, она опу­тывает и отвлекает от веры и губит». «Эта философия была смесь эллин­ских мудрований, гаданий восточных народов и иудейских суеверий». «Философия есть плод человеческих измышлений и по сравнению с хрис­тианством есть нечто элементарное, несовершенное. Истинная философия возможна только в христианстве, ис­точником своим она имеет Самого Христа. Истинная философия должна находиться в полном согласии с от­кровенными истинами Иисуса Хрис­та, вечная истина есть предмет этой философии».
 
9. ибо в Нем обитает вся пол­нота Божества телесно,
10. и вы имеете полноту в Нем, Который есть глава вся­кого начальства и власти.
 
Указав в мнимo-философских воз­зрениях отличительную черту — пустоту, апостол указывает в христиан­стве реально-божественную полноту, а именно в Иисусе Христе, в Котором Слово стало плотию, и обитало с нами (Ин. 1, 14), по силе чего и все, что может и должно иметь. Божественную полноту и совершенство, получит это не только духовно, но и материально, плотски, через Христа, свидетелями чего служат все христиане, получив­шие дары искупления и пользующие­ся плодами его. И не только люди, но Ангелы входят в полноту жизни, дарованной через Христа, как члены Небесной Церкви, возглавляемой Тем же Христом, Которому дана всякая власть на небе и на земле (Мф. 28, 18). Поэтому никоим образом никто не только из людей, но даже и из Анге­лов не мог и не может дать Божест­венной полноты жизни и совершенства, ибо для этого, с одной стороны, необходима была высочайшая сила могущество, которых в них нет, а другой — человеческая телесность (для существенного общения с людь­ми), которой они и не могут иметь. По всему этому та философская пол­нота (плирома), о которой вслед за язычниками-философами говорили еретики в Колоссах, — призрачная, ибо есть одна только действительная полнота: это — Иисус Христос, из Которого Одного и можно почерпать неистощимо все, что потребно к жи­воту и благочестию. «В Нем естество наше соединено с Богом, а через это и мы в Нем сделались причастниками Божественного естества, — говорит блаженный Феофилакт. — Как же вы, оставив Господа, думаете прибегнуть к Ангелам, которых Он есть Глава? Всем сказанным апостол совершенно разбивает ложное учение об Ангелах», которое покушались навязать ко­лоссянам пришельцы-философы. По мнению нашего нового толковника, здесь (в 10-м стихе) «логическое уда­рение лежит на слове в Нем. Апостол с особенной силой оттеняет ту мысль, что во Христе, а не в ком-либо другом, колоссяне имеют полноту благодати, что только в общении, в тесном еди­нении с Ним возможна духовная жизнь христианина». А так как это единение зиждется на воплощении Иисуса Хрис­та, то можно сказать, что самая суще­ственная здесь мысль в том, что толь­ко через веру в Иисуса Христа, как воплотившегося нас ради, возможна истинно совершенная и спасительная жизнь, а вместе с тем и всякое вообще проявление Божества как в Самом Се­бе, так и в сотворенных Им существах, стремящихся к полноте бытия и жизни.
 
11. В Нем вы и обрезаны об­резанием нерукотворенным, совлечением греховного тела плоти, обрезанием Христо­вым;
12. быв погребены с Ним в крещении, в Нем вы и совос­кресли верою в силу Бога, Который воскресил Его из мертвых,
13. и вас, которые были мерт­вы во грехах и в необрезании плоти вашей, оживил вместе с Ним, простив нам все грехи,

 
Разъясняя то, что христиане полу­чили через Иисуса Христа, апостол прежде всего говорит о крещении, причем объясняет, что обрезание было прообразом крещения в смысле отсечения греховности, которое еще более наглядно выражается в креще­нии, когда во образ умерщвления по­гружают в воду и во образ восстания поднимают из купели, так что верую­щий в силу Христову крещеный вос­стает из купели живой и очищенный от греха и потому способный к жизни вечной. Обрезанные имели тень (про­образ) отъятия греховности, а необ­резанные были в полной силе греха и неразрывно следующей за ним смер­ти (как последствия и наказания). По­этому все были мертвы. И всех, кто, веруя во Христа, крестился, оживил Христос, как Его оживил Отец, вос­кресив Его из мертвых. Вместе с но­вой жизнью во Христе даруется и очищение всех грехов, как вместе с возведением из глубины водного по­гружения подается и спасение от смер­ти, и очищение скверны тела. Таким образом, первые дары Христовы — из­бавление от греха и смерти вечной, с которыми неразрывно соединены святость и вечная жизнь во Христе. Вот почему при крещении поется: «Елицы во Христа крестистеся, во Христа облекостеся». Почти все важ­нейшие толковники, объясняя глубо­кий смысл слов апостола, определяю­щих значение и силу крещения, с особым вниманием останавливаются на сравнении крещения с обрезанием, из чего естественно выводится заклю­чение о прельщении колосских хрис­тиан иудействующими, хвалившими обрезание, праздники и свои посты (стихи 16-18). Так, по Златоусту, апо­стол говорит как бы так: «Теперь об­резание не от ножа, но от Самого Хрис­та. Не рука, как там, совершает это обрезание, но Дух; обрезывается не часть, но весь человек. Тело и эта, те­ло и то, но то обрезывается плотью, а эта — духовно, не так, как иудеи, ибо вы совлеклись не плоти, но грехов». «Обрезание телесное не приносит никакой пользы обрезанным, отъятие же греховности (через крещение) до­ставляет истинное спасение», — гово­рит блаженный Феодорит. «Надо полагать, — говорит преосвященный Феофан, — что все такие выражения (как спогребение, совосстание) нуж­ны были в противовес мудрованиям философов-прельстителей, — все, а не одно только: обрезанием неруко­творенным». «Христианское обрезание — это обрезание сердца Духом, по вере в Господа Иисуса Христа, в котором человек сбрасывает с себя тиранство греха». «Когда крестились, вы тогда же сбросили с себя тело грехов­ное, тогда же обрезаны были. Кровь Господа, облившая вас через крещальную воду, смыла с вас всю нечистоту и открыла вход в естество ваше бла­годати Святого Духа, Который, при­дя, отрезал то, чем держал вас в своем власти грех, и тело греховное спало с вас. Спогребаются же в крещении Господу тем, что воспринимают ис­купительную силу Крови и смерти Христовой и в то же время умирают греху». «Освобождение от греха есть одна сторона крещения, так сказать, предуготовительная. Положительную его сторону составляет совоскресение со Христом». «Совосстать со Христом — это то же, что облечься в но­вого человека (см. Кол. 3, 10; Еф. 4, 24; Рим. 6, 4). При этом необходимым ус­ловием со стороны человека служит вера в силу (могущество) Бога». «Вера во всемогущие Божие, проявившее­ся с необыкновенной силой в воскре­сении Иисуса Христа, посредствует собой в душе христианина веру в его собственное воскресение, т.е. в воз­рождение к новой жизни», «жизни будущего века».